Архив рубрики: Байки

О типичных ошибках при найме персонала

Если помните, в восьмидесятых годах (а безработицы в СССР, как известно, не было) по Ленинградскому радио во второй половине  дня шла короткая программа про вакансии на ленинградских предприятиях. Механическому заводу номер четыре требовался токарь четвертого разряда, трамвайный парк имени Коняшина объявлял о наборе учеников водителей трамвая, вагоностроительный завод имени Егорова готов был принять на работу слесаря механосборочных работ, а в ленинградский морской порт требовались такелажники.

И вот в какой-то момент среди объявлений появилось: «На киностудию «Ленфильм» требуется пиротехник». Через несколько дней объявление изменили на «срочно требуется», а еще через пару дней объявлению добавили «иногородним предоставляется общежитие».

Спустя где-то неделю объявление перестали давать, а еще через пару недель в той же программе прозвучало:  «Киностудии «Ленфильм» срочно требуются: звукооператор, ассистент звукооператора, осветитель, помощник осветителя, гример, монтажер…  и  пиротехник с опытом работы».

HR, как и сапер, не ошибается дважды.


О человеколюбии во всех его проявлениях

Как-то вечером мы с брутальным геологом М. (я про него уже рассказывал) решили немножко выпить. Сказано — сделано. Сели в ныне, кажется, почившей арт-рюмочной на Ломоносова (прекрасное было заведение, к слову сказать: бутерброды с икрой, несколько сортов хорошей водки — и только), немножко выпили и собрались к метро.

В какой-то момент я замечаю, что идущая впереди нас девушка оскальзывается (дело было зимой) и собирается падать. В три шага догоняю девушку, поддерживаю под локоток, замечаю, что девушка тоже слегка нетрезва, прошу ее быть осторожнее и собираюсь откланяться — а не тут-то было. Девушка мертвой хваткой впивается мне в руку и объясняет, что ей повезло встретить галантного кавалера, каковые кавалеры встречаются в наши трудные времена крайне редко, и своего шанса она не упустит. Поэтому мы сейчас с ней идем в ближайший бар, выпиваем еще по шотику а потом едем к ней домой, чтобы предаться там разнузданному разврату.

У меня были совершенно другие планы на вечер, о чем я немедленно и сообщаю — но девушка держит меня цепко и сообщает, что в бар можно и не ходить, но поехать к ней домой все равно придется. Брутальный геолог М., видя такое дело, издевательски машет мне рукой издали, откланивается, сволочь такая, и я с барышней остаюсь один на один. Делать нечего, — думаю, — доведу барышню до Садовой, поймаю ей машину а сам как-нибудь вывернусь.

И вот проходим мы с барышней мимо гей-клуба (на Ломоносова, почему-то, их великое множество), а у его дверей стоят два мужика — наружности, скажем так, не вполне соответствующей заведению. Обычные такие мужики, пролетарские. И пьяные в дугу.

— О! — говорит один из них, — извините, мужчина, а можно обратиться к вашей даме?
— Отчего ж нельзя, — отвечаю, — попробуйте.
— Девушка, извините нас, пожалуйста, за странный вопрос, но нет ли у вас случайно, губной помады и, если есть, не одолжите ли нам ее на минуточку?
— ?!!!

Выясняются подробности. Два достойных джентльмена приехали в Питер в командировку из какой-то неближней области — то ли из Тихвина, то ли из Киришей, закончили свои дела и решили хорошо провести остаток дня в культурной столице.

— Ну, сначала мы, конечно, в Эрмитаж сходили (!), на импрессионистов посмотреть(!!), потом в Русский музей (!!!), потом поужинали и решили еще погулять. А тут гей-клуб, прикинь, да? А мы ж в гей-клубе никогда не были, у нас такой пакости нет, слава богу, и надо ж сходить посмотреть, на пидоров-то. А тут на входе мужик стоит и не пускает — не пидоры вы говорит, и все. Мы, понятно, не пидоры, ты чо, но посмотреть-то хочется, и вона чо придумали — надо нам, значит, губы-то накрасить, а с накрашенными губами нас туда точно пустят. Так вот, девушка, нам бы помады немножко…

Девушка охотно соглашается им помочь, предлагает мужикам не только накрасить губы, но и навести полный мейк-ап, лезет в сумочку, отпускает мою руку и я ловко откланиваюсь, в самых изысканных выражениях желая всем троим успехов в предприятии и хорошего вечера.

Чем там у них кончилось — не знаю, но охранник гей-клуба, глядя на это представление, ржал так, что слышно было через двойное стекло.


О петербургских традициях и радикальных решениях

Стоял в центре Петербурга дом — дом как дом, каких много. Модерн, начало двадцатого века, квартиры по десять комнат (теперь, понятно, коммунальные). Парадный подъезд — для публики почище и черный — чтоб прислуга ходила, дрова вносились, мусор выносился, все вот это вот.

После революции, понятно, публика почище куда-то делась, а остальные (включая и вновь вселившихся жильцов) по-прежнему выходили на улицу через парадную лестницу, а всякий мусор носили по черной — как ни старайся, а из мусорного ведра что-нибудь да упадет незамеченным, получится нехорошо. Ну, котики там жили, ясное дело, крыски — не без этого. Говорят, ходили еще старьевщики — но их я уже не застал. Но черную лестницу мыли каждый день, возле своих площадок — жильцы, а ступени — дворник.

И вот в середине девяностых вселился на черную лестницу бомжик. И вольготно так вселился — на площадке второго этажа огранизовал себе столовую, на третьем — спаленку, а на первом этаже, извините, клозет себе обустроил — живой человек все-таки, надо же ему где-то.

Жильцы такому соседству, понятно, не обрадовались и стали жаловаться — мол, антисанитарно. Пришел участковый, выставил бомжика на улицу, развернул в соответствующем направлении, придал соответствующее ускорение и отбыл. Бомжик, понятно, потирая ушибленное, подождал малость и опять вселился — пары часов не прошло. На следующий день пришел участковый — и все повторилось. И через день. И через неделю. Участковому это, понятно, надоело и решили они с ЖЭКом решить проблему радикально. Пришел из ЖЭКа плотник и заколотил к херам дверь на лестницу черного хода.

Теперь, стало быть, через парадную лестницу стали не только в театры ездить, а и мусор выносить всякий. А мусор — он нет-нет, да и упадет на ступеньку, а дворник-то не каждый день приходит, сами понимаете. А если на лестнице по углам мусор лежит — то кому-то из несознательных жильцов в те же углы и сам мусорный пакет вывалить незазорно — все равно ж говно кругом, правда? Оттого, понятно, крыски. От крысок, опять же, котики, блошки и прочие микробы. Ну и запах, понятно. А чужой человек с улицы зайдет — так и нужду справит (из жильцов, может, кто тоже участвует, но лично не видел, врать не буду).

А бомжик? А ему что — через соседний подъезд на чердак, с чердака — на черную лестницу. И теперь у него на третьем этаже — спаленка, на четвертом — библиотека, на пятом — гостиная, а на шестом — прихожая. А на первом и втором этаже — клозет. Живой человек все-таки, надо же ему где-то.


Об ответственных концертах и наказанном коварстве

Все одно не спится, дайте-ка я вам хоть баечку расскажу.

Это было еще тогда, когда мы играли прекрасную музыку в хорошей, но веселой компании, и предстоял нам первый большой сольный концерт — аж в бывшем лектории Зоопарка клубе «Зоопарк». Или — не помню — может быть, это был вообще первый концерт в этом составе — в общем, мероприятие серьезное, солидное и ответственное.

Ранним утром перед концертом лезу я то ли на анекдот.ру, то ли (что вероятнее — конец девяностых все-таки) в фидошную RU.ANEKDOT и вытаскиваю оттуда анекдот про армянского флейтиста. Вы, конечно, его помните, а кто не помнит — пожалте под кат


О страшной удаленности от народа

А раз к слову пришлось, то и расскажу. Лет пятнадцать назад, когда мы еще играли какую-то музыку в хорошей, но веселой компании, мы с гитаристом Ш. и прекрасной скрипачкой В., идя с репетиции, решили купить пива, зайти в Польский сад и его распить. Сказано — сделано.

Белая ночь. На часах — два, а то и три. Прекрасная скрипачка В., стоя на вершине холма, играет «Кампанеллу» Паганини, а мы с гитаристом Ш., сидя на склоне холма, тихо и умиротворенно выясняем, кто же из нас все-таки будет спать с прекрасной скрипачкой В. (не обязательно сегодня, а — впоследствии) и почему.

[enter наряд милиции]

— Здравствуйте!
— И вам не хворать.
— Документы ваши, пожалуйста.
— А вот, пожалуйста. Что-то случилось?
— А вот что вы тут делаете в два часа ночи?
— Ну как что. Вот скрипачка наша на скрипке играет, а мы слушаем.
(пауза)
— А ЗАЧЕМ ВЫ ЕЕ СЛУШАЕТЕ?!
(пауза)
— А НАМ НРАВИТСЯ.
(длинная, очень длинная пауза)
— Извините. Всего хорошего.


О космических полетах и материальности мысли

Любому здравомыслящему человеку известно, что мысль материальна и первична. В древние времена, когда все человечество твердо знало, что Земля плоская и покоится на спинах четырех слонов, кругосветные путешествия были в принципе невозможны — мореплаватель упал бы за край земли вместе с кораблем. Даже после открытий Аристотеля и Птолемея понадобились века, чтобы основная масса людей поверила в них, и только после этого Земля приобрела привычную нам шарообразную форму, Колумб совершил плавание к Новому Свету, а Магеллан обогнул земной шар.

Ту же картину мы увидим, если посмотрим на историю воздухоплавания и космических полетов. В Российской империи, многомиллионное население которой было твердо уверено, что за облаками живут Бог и его ангелы, сама идея космического полета была абсурдна и кощунственна — и в голову она могла прийти только безбожнику и цареубийце (такому, скажем, как Кибальчич).

После октябрьского переворота, убийств священников и разрушений церквей вера русского народа пошатнулась. Пропаганда атеизма привела к утрате народом знаний о привычном мироустройстве, и только после этого стали правдоподобны теории Циолковского и опыты Цандера. Но до космического полета было еще далеко — инерция мышления народных масс мешала осуществить его на практике.

Понадобились десятилетия, чтобы родились и выросли новые поколения советских людей — людей, которые твердо знали, что Земля шарообразна и обращается вокруг солнца, ньютоновская физика непогрешима, а Бога — нет. И только тогда стали возможны и осуществимы запуск первого искусственного спутника Земли, полеты несчастных Лайки, Белки и Стрелки и, наконец, полет Гагарина. Советский Союз как первое в мире атеистическое государство был просто обречен на успех в космическом соревновании пятидесятых-шестидесятых годов.

Наступила вторая половина шестидесятых годов — эпоха хрущевской оттепели. Modus vivendi cоветского интеллигента конца шестидесятых-начала семидесятых годов подразумевал неприятие общепринятой идеологии, и все мы помним, как в то время под лозунгами "возвращения к корням" и "народничества" начался обратный процесс — сначала как мода на иконы в доме и писателей-деревенщиков, а потом и на православие вообще. Замечу, что речь идет о лучших умах того времени — физиках, инженерах и конструкторах. Результат не замедлил сказаться — советская лунная программа потерпела крах, "Лунная Гонка" была выиграна Соединенными Штатами, а Советский Союз на долгие годы оставил за собой второе место среди космических держав.

Что же мы видим сегодня? Возрожденное православие уже больше двадцати лет владеет умами россиян, соборы и церкви возвращены священникам, построены новые храмы, Закон Божий активно преподается в школах (а с некоторого времени — и в ВУЗах). Церковные праздники стали общенародными. За это время выросло и возмужало первое поколение, свободное от атеизма, да и предыдущие поколения граждан России все охотнее воцерковляются. Вместе с этим, качество светского образования неуклонно снижается. Все меньше наших сограждан верят, что земля круглая.

Стоит ли удивляться, что "Протон" при очередном запуске налетел на небесную твердь?

Дмитрий Олейник, © Пряжка.Ру


ВАЖНО! Всемпользователям Visa и Mastercard!

Представители VISA, крупнейшей мировой платежной системы, подтвердили сегодня, что утечка данных пользователей кредитных карт, о которой говорилось ранее, действительно имела место. Напомним, что несколько дней назад сведения об утечке подтвердили и сотрудники Mastercard.

Крупнейшая в истории утечка данных глобальных платежных систем произошла из-за сбоя в системе безопасности обоих платежных систем, под угрозой оказались данные миллионов пользователей кредитных и дебетных карт. По оценкам специалистов, данная утечка угрожает более чем 94% всех пользователей платежных систем. 10 сентября злоумышленники выложили в сеть Интернет похищенные данные и в настоящий момент любой желающий может воспользоваться данными вашей карты.

Если пин-код вашей карты присутствует на этой странице, ваши данные известны злоумышленникам. Немедленно свяжитесь со службой поддержки вашего банка, заблокируйте карту и напишите заявление на ее перевыпуск. Только таким образом вы сохраните ваши средства от злоумышленников.

Дмитрий Олейник, © Пряжка.Ру


Какое, все-таки, несуразное создание — "малярийный" комар. Не тот, который по-настоящему малярийный, а этот, как его… косиножка с крыльями. Потешаюсь над комаром, который пытается сесть на стену. Попытки с пятой сел, уцепился и попытался пойти по стене. но так как он совсем не муха, то, отпустив одну из ног он, натурально, падает вниз, на пол. Даже не пытаясь полететь в процессе падения — просто шмяк.

Но самое мизерабельное насекомое — это лосиная вошь, она же оленья кровососка.

Вы только подумайте — в августе в лесах средней полосы массово выводятся насекомые, цель жизни которых — найти подходящего лося (на человеке они, как известно, не живут), пролететь до него, напиться его крови и продолжить свой род. Вшей этих лосиных — миллионы, а сколько у нас тех лосей?

И это еще не все. Представьте себе: в один прекрасный летний день юная вошь узнала, что главная и единственная цель ее жизни — достигнуть лося. Выросла, повзрослела, обзавелась какими-никакими, но крыльями, взобралась на куст или высокую травинку и ждет — повезет ей или не повезет. Пройдет мимо лось — или жизнь ее окажется напрасной. Проходит время, наступает зрелость, не за горами и старость — а вожделенного лося все нет. И вот, уже на закате, видит вошь вдали, там, за кустами, долгожданное шевеление. Идет! Идет лось! Вошь срывается с куста, расправляет крылья и летит, летит в свой единственный в жизни полет к своему единственному в жизни лосю. Полет — ерунда, это всего лишь средство, а в конце полета — цель, которую не смогли достичь миллионы таких, как она.

И вот приземляется она на продирающуюся через кусты тушу, гладит лапками шелковистую шерсть, сбрасывает ненужные крылья, пытается приникнуть к коже — и понимает вошь, что это — не лось. Это человек. Несъедобный, отвратительный, совершенно ни на что не пригодный человек. И крылья уже обратно не приставишь — нет у нее больше крыльев.

А человек, матерясь, выпутывает вошь из волос, давит ее ногтем и даже не догадывается, свидетелем какой великой трагедии он только что стал — куда там всем кризисам среднего возраста…


Исторические корни украинского борща

Все знают, что одно из величайших достижений украинской цивилизации — знаменитый малороссийский борщ. Не всем, однако, известна его роль в формировании нации укров, его происхождение и его влияние на древнюю украинскую цивилизацию.

История протоукров (а, следовательно, и всего человечества) фактически началась с изобретением протоборща. Этому бодрящему напитку из свеклы, имевшему чудодейственные свойства, протоукры и обязаны величием своей цивилизации. Несколько глотков этого волшебного питья вселяли отвагу в сердца укрских воинов, именно благодаря ему создавались шедевры укрской литературы и живописи, он и только он позволял возводить знаменитые, но, увы, ныне утраченные, циклопические сооружения, прославившие протоукров в веках.

Годы шли, протоукры расселялись по Земле. К сожалению, климатические условия далеко не везде позволяли выращивать основной (а, по некоторым данным, — и единственный) компонент этого волшебного напитка — красную свеклу. Вдали от отчего дома потомки протоукров пытались найти достойную замену буряку — но безуспешно. Мифология многих народов сохранила воспоминания об утраченном секрете. Вспомните, к примеру, историю про т.н. «мед поэзии» в скандинавских сагах.

Одна из наиболее удачных попыток воссоздать рецепт протоборща из местных ингредиентов имела место на Британских островах, где после долгих поисков была найдена технология приготовления этого напитка, позволяющая использовать вместо буряка некоторые местные эндемики. Увы, копия оказалась бледнее оригинала, что и привело, как мы знаем, к закату цивилизации пиктов, блестяще описанному Р. Л. Стивенсоном в его бессмертной балладе «Вересковый мед».

Не все ладно было и на изначальной родине укров. Слава протоборща вызывала зависть их соседей и постоянные попытки завладеть если не исходным рецептом — так хотя бы готовым продуктом. Теснимые с юга — турками, с севера — москалями и кацапами, с запада — ляхами и из-за черты оседлости — евреями, благородные укры вынуждены были изменять рецепт этого напитка, делая его возможно менее пригодным для употребления завоевателями. Так, в частности, москалями был добыт «рецепт» так называемого «борща московского», возникший благодаря неизвестному укрскому герою, в самый последний момент успевшему вылить в чашу с борщом приготовленную для свиней хряпу из вареного картофеля и капусты.

Во время набегов мусульман-турков борщ приходилось делать непривлекательным при помощи мяса или жира какого-нибудь нечистого, по мусульманским понятиям, животного, а при возникновении еврейской угрозы — еще и добавлять в напиток молоко или сметану. Со временем порча борща вошла в привычку (а кто знает, не прямо ли сейчас собирается напасть подлый враг?), а по прошествии многих веков угнетения — и стала традицией. Волшебные свойства протоборща были утрачены, а рецепт его — забыт.

Таким образом, мы видим, что в нынешнем борще, как в зеркале, отражается трагическая история цивилизации протоукров, ее неимоверный взлет и ее падение. Сегодня, когда народ Украины получил, наконец, долгожданную свободу и независимость, первейшей задачей, которую надо решить для возвращения укрскому народу былого величия, является воссоздания первоначального, чудесного рецепта протоборща, очистка его от всего чужеродного и наносного. Слава великому укрскому народу! Хай живе Украйна!


Спасем вместе символ Петербурга!

Биогеоценоз — штука хитрая.

Взять хотя бы тех же рыбаков. Известно, что в окрестностях Питера, на заливе и Ладоге, ежегодно снимают со льда тысячи, а то и десятки тысяч любителей подледного лова. Известно также, что ежегодное количество оторвавшихся на льдинах, провалившихся под лед и пропавших без вести рыбаков измеряется уже не десятками, а сотнями. Не останавливают их ни штрафы, ни кордоны на дорогах, ни многочисленные смерти своих коллег, а смертность среди них — высочайшая.

Что гонит этих людей на лед? Поиски пропитания? Вряд ли. Себестоимость такой рыбки существенно превосходит стоимость рыбы в магазинах, а затраты на дорогу, на орудия лова и сопутствующие расходы (как же на лед и без водки?) делают эту рыбку поистине золотой. Желание провести отпуск или выходные в теплой компании? Вряд ли. Посмотрите на одиноко сидящих на льду людей — какое тут может быть общение? Нет, дело явно в чем-то другом. Создается впечатление, что рыбаков на лед гонит что-то, что сильнее разума и здравого смысла, некий могучий инстинкт.

Известно, что в последние годы в Ладоге и Финском заливе наблюдается существенный спад вылова корюшки. Рыбка, которая некогда кормила весной весь город, спасшая тысячи ленинградцев в годы блокады, которая является чуть ли не символом города — исчезает. На это жалуются представители рыболовецких фирм, это беспокоит экологов и, конечно, волнует всех горожан, неравнодушных к природе родного края.

Биологи не могут назвать причину падения популяции корюшки. Дело явно не в увеличении количества промышленных стоков (уменьшение вылова произошло в конце девяностых годов, как раз в годы кризиса, остановившего большую часть промышленности Санкт-Петербурга), не в ухудшении экологической обстановки, и не в распространении хищнических способов лова рыбы. Корюшка исчезла в считанные годы. Может быть, что-то случилось с кормовой базой? Давайте подумаем…

Мало кому известно, что корюшка, этот петербургский деликатес — рыбка в высшей степени всеядная. Питается она, большей частью, всякими малоаппетитными продуктами — гниющими водорослями, моллюсками, насекомыми… Многие ихтиологи считают, что самую значительную часть ее рациона составляют мертвая рыба и животные. Но откуда берется огромное количество мертвечины перед нерестом корюшки, зимой, когда на водоемах лежит толстый слой льда? Да-да, ответ прост и страшен. Корюшка питается рыбаками. Именно рыбаки до сих пор обеспечивали кормовую базу, достаточную для благоденствия миллионов голов рыб. До сих пор — но не сейчас, к сожалению.

Падение вылова корюшки в точности, вплоть до года, совпадает с введением МЧСовцами мер по борьбе с зимней рыбалкой, с началом применения вертолетов и судов на воздушной подушке для спасения рыбаков с оторвавшихся льдин, с появлением чудовищных штрафов за выход на лед и прочими малопопулярными мероприятиями. Меры по обеспечению безопасности рыбаков стали пересиливать тот могучий инстинкт, заставлявший этих мужественных людей жертвовать своими жизнями ради спасения столь любимой петербуржцами рыбки. Тонуть рыбаков стало меньше — но и корюшка, лишенная пропитания, стала вымирать.

Мы должны сделать все, чтобы спасти петербургскую корюшку. В первую очередь необходимо прекратить чудовищную, антиэкологическую практику борьбы с зимней рыбалкой на водоемах Санкт-Петербурга и Ленинградской области — немедленно отменить все запреты и штрафы и прекратить антигуманные снятия рыбаков с дрейфуюшего льда. Кроме того, нам нужно всемерно способствовать популяризации подледного лова рыбы, сделать его массовым и любимейшим занятием петербуржцев, от мала до велика — проводить кампании в прессе, устраивать разнообразные конкурсы, соревнования и прочее. Особенно это актуально сейчас, в конце апреля, когда лед на Заливе столь тонок, а нерест корюшки еще не начался. Петербургскую корюшку еще не поздно спасти.

Дмитрий Олейник
Пряжка.Ру