…и проджект-менеджера подавайте сюда — желаю его горчицей мазать!


После мастер-класса, взятого у свиньи, пёсик научился совершенно по-свински клацать зубами. Хрюкает он теперь, впрочем, тоже куда лучше.


Немножко кадров со вчерашнего концерта «Помела» в «Африке». Кликабельно.


Купил сегодня первый в жизни фикс — Canon 50/1.8. Похоже, что в нем нажата по умолчанию кнопка «сделать красиво», и как ее отключить — я пока не нашел.


В субботу погуляли по окрестностям Сестрорецкого узла Карельского Укрепрайона.

Наиболее интересный объект в нем — артиллерийский полукапонир АПК-1 "Слон", чудом уцелевший от разграбления и прекрасно сохранившийся, могучее сооружение на два орудия и пулемет, простреливавший заболоченную пойму реки Сестры. Совсем недавно энтузиасты из клуба "Сестрорецкий рубеж" привели его в порядок и открыли в нем музей.

Сам полукапонир был, к сожалению, закрыт — экскурсии проводятся раз в месяц, в третьи выходные каждого месяца, но наружная экспозиция доступна постоянно и там есть на что посмотреть. Создатели экспозиции собрали в одном месте весьма интересную коллекцию долговременных огневых точек, бронеколпаков и наблюдательных точек КаУРа, по большей части — из окрестностей Сестрорецка, Белоострова и Медного озера.

Советский пехотный бронещиток, личный, так сказать, ДОТ красноармейца. В наступлении ставился на лыжи и толкался перед собой, на позиции — помещался на бруствер окопа. Такие щитки активно использовались в Зимнюю войну, при штурме линии Маннергейма, где показали себя далеко не самым лучшим образом — мало того, что наступать в глубоком снегу, толкая перед собой железяку в полцентнера весом, было, мягко говоря, затруднительно, так еще и противник довольно быстро обнаружил, что щитки эти прекрасно пробиваются бронебойной пулей.

Данный экземпляр — сварной, с тремя амбразурами, закрывающимися щитками, Ижорского завода.

В Великую Отечественную пехотные бронещитки  не выпускались и практически не использовались, но выпущенные перед войной "конверсировались" вот в такие вот, например, бронированные наблюдательные пункты. На этом фото мы видим бронеНП, сваренный из двух пехотных бронещитков выпуска Кировского завода — одноамбразурных и не сварных, как предыдущий, а цельноштампованных (или, все-таки, литых?).

Вести огонь из такой штуковины было, понятно, затруднительно, а вот наблюдать за противником — милое дело.

Типовая железобетонная огневая точка КаУРа, из двух железобетонных полуколец.

Вид из амбразуры на экспозицию.

Еще одна типовая ЖБ-точка.
Такие укрепления должны быть хорошо знакомы жителям северных районов Петербурга — в Озерках, к примеру, я помню по крайней мере четыре штуки.

Бронированная огневая точка. Произведена в 1942-1943 годах. Устанавливалась на окоп на деревянном срубе, вес — 1300 кг. В корпусе имеются три амбразуры — для винтовки, автомата или ручного пулемета.

На заднем плане — башня от КВ-1, с водопроводной трубой вместо пушки. :)

А вот эту штуковину я вижу впервые и описаний ее не встречал.
Финский бронеколпак 1942-1943 г.г. выпуска. Найден в районе Лемболово. На поверхности заметны следы от многочисленных попаданий. Пулемет из этого колпака находится, как гласит табличка, в экспозиции музея АПК-1.

Основательная штука, не правда ли?

Экспозицию дополняeт средней сохранности корпус от Т-28.

Мы непременно вернемся сюда еще раз и я покажу вам внутреннюю экспозицию ДОТа, а следующий мой рассказ — про другие ДОТы Сестрорецкого укрепрайона.


На Ломоносова все водосточные трубы оклеены объявлениями, такими, знаете, с отрывными телефонами:
«Несерьезные знакомства, 24 часа, 8(921)-XXX-XX-XX, Соня.»

Приходите свататься — я не буду прятаться?


Маршрутка от метро, ждем пассажиров. Открывается дверь, сильно нетрезвый юноша:
— А я с вами до Южного Полюса доеду?
— Нет, — отвечает водила, и — уже в закрытую дверь:
— П-пингвин, ебеныть.


Очаровательная история.

Особая прелесть, для тех, кто понимает, заключается в имени сержанта милиции.


Подъезд на набережной Мойки


Друзья, а кто, кроме нас, идет завтра-послезавтра на «Волынщик»?


Заменим нерусскую собаку на исконную ижицу!


Что такое эта ваша «аватара»? Есть же прекрасное русское слово «юзерпик»!


Кошка залезает на напольные весы, некоторое время опасливо смотрит на стрелку, затем — явно удручённо — на себя.


Слушаю на работе Короленко — про некоторые анатомические особенности Дерриды. Пробегающие мимо двери репортеры испуганно шарахаются в противоположную стену. С чего бы?


Совершенно восхитительно съездили в район Sk-Sj-Le.
Всем, кто доехал — огромное спасибо, с вами очень хорошо. Всем, кто не доехал — нам вас очень не хватало, друзья.

Быть долбоебом — неудобно для себя и скверно для окружающих. Я умудрился забыть карту памяти для фотоаппарата (поэтому снимков, увы, не будет), взять с собой неработающую батареечную зарядку для коммуникатора (и поэтому прошу прощения у всех, кто не мог до меня дозвониться), а главное — на обратной дороге со мной случился приступ топографического кретинизма на Комариной просеке (точнее на той вырубке, которая, увы, сейчас вместо нее) и мы доволоклись короткой сухой дорогой©™ вместо Лейпясуо аж до Гаврилово. Еще раз прошу прощения за стоптанные и промокшие ноги и за срыв всех планов.

Безумно жаль то, что происходит сейчас с Зоной. За последние годы военные, которым принадлежит полигон, довели его до совершенно чудовищного состояния — там, где нет вырубки, стоит свежесгоревший лес. Отдельные места узнать совершенно невозможно.

Братская могила в Предзоннике все увеличивается. Поисковики находят новых бойцов (насколько я могу судить — по нескольку десятков за год), за ней достойно ухаживают. Огромное спасибо тем, кто это делает.

В последние годы появилась, оказывается, отвратная традиция — на сколько-нибудь значительных (и доступных при этом, ага) объектах появились трехметровые православные кресты с иконкой (всякий раз — разной) и назидательным текстом. Нас напрочь убили два креста — с надписью «Сим победиши» рядом с упомянутой братской могилой (к счастью, вне ограды) — и с изображением великомучеников и страстотерпцев Романовых — на… на высоте «Язык». Казалось бы, какая связь?… Насколько мне известно, занимается этим некая группа православных «поисковиков», чья деятельность, собственно, и сводится к установке этаких монументов по всей стране — и, вот честное слово (и поймите меня, православные френды, правильно), — нет бы им тратить силы на что-нибудь разумное.

Поймал себя на том, что, подходя к каждому интересному месту, совершенно автоматически начинаю рассказывать про объект одними и теми же словами: «Итак, дорогие друзья, мы с вами находимся на…» (привет , да).

Надо, все-таки, научиться составлять продуктовые и алкогольные раскладки так, чтобы жадность не перевешивала — несмотря на все наши усилия, бОльшую часть взятой водки пришлось оставить на месте и припрятать (да-да, когда поедем в следующий раз, придется ее допить). О продуктах я уже и не говорю.

В силу острой необходимости подержал в руках E71. Нокия, фу Не понял. Но при отсутствии любых других способов навигации — прекрасный аппарат.

Все снаряжение, закупленное для выезда, показало себя с наилучшей стороны. Особенно это касается нового акме’вского рюкзака — прошел в нем двадцатку без каких-либо намеков на обычные проблемы со спиной.

Неимоверно поразил меня , пробежавший за день заброски, по моим представлениям, около пятидесяти километров и с третьего созвона («Вы где? Там-то? Ну, тогда я еще немного погуляю») определивший наши скорость и маршрут и вышедший на точку рандеву с другой стороны ровно через минуту (я не шучу) после нашего прибытия. Вот так, значит, ходят профессионалы.

И вообще, совершенно прекрасно провел время — прекрасно и с пользой во всех возможных смыслах. Еще раз спасибо всем участвовавшим.