Какое, все-таки, несуразное создание — "малярийный" комар. Не тот, который по-настоящему малярийный, а этот, как его… косиножка с крыльями. Потешаюсь над комаром, который пытается сесть на стену. Попытки с пятой сел, уцепился и попытался пойти по стене. но так как он совсем не муха, то, отпустив одну из ног он, натурально, падает вниз, на пол. Даже не пытаясь полететь в процессе падения — просто шмяк.

Но самое мизерабельное насекомое — это лосиная вошь, она же оленья кровососка.

Вы только подумайте — в августе в лесах средней полосы массово выводятся насекомые, цель жизни которых — найти подходящего лося (на человеке они, как известно, не живут), пролететь до него, напиться его крови и продолжить свой род. Вшей этих лосиных — миллионы, а сколько у нас тех лосей?

И это еще не все. Представьте себе: в один прекрасный летний день юная вошь узнала, что главная и единственная цель ее жизни — достигнуть лося. Выросла, повзрослела, обзавелась какими-никакими, но крыльями, взобралась на куст или высокую травинку и ждет — повезет ей или не повезет. Пройдет мимо лось — или жизнь ее окажется напрасной. Проходит время, наступает зрелость, не за горами и старость — а вожделенного лося все нет. И вот, уже на закате, видит вошь вдали, там, за кустами, долгожданное шевеление. Идет! Идет лось! Вошь срывается с куста, расправляет крылья и летит, летит в свой единственный в жизни полет к своему единственному в жизни лосю. Полет — ерунда, это всего лишь средство, а в конце полета — цель, которую не смогли достичь миллионы таких, как она.

И вот приземляется она на продирающуюся через кусты тушу, гладит лапками шелковистую шерсть, сбрасывает ненужные крылья, пытается приникнуть к коже — и понимает вошь, что это — не лось. Это человек. Несъедобный, отвратительный, совершенно ни на что не пригодный человек. И крылья уже обратно не приставишь — нет у нее больше крыльев.

А человек, матерясь, выпутывает вошь из волос, давит ее ногтем и даже не догадывается, свидетелем какой великой трагедии он только что стал — куда там всем кризисам среднего возраста…


Комментарии:

: 14 комментариев

    1. …в прямой кишке.

      Есть существенная разница — у сперматозоида нет крыльев.

  1. Трогательная история. Но судьба муравья повстречавшего «Ланцетовидную двуустку» значительно трогательнее.

    «У муравьев есть религия, и возникновению ее они обязаны шарикам из слизи. Все начинается с крошечного создания под названием Dicrocoelium dendriticum, но даже паразитологи не затрудняются его произносить. Мы говорим просто «ланцетовидная двуустка».
    Как и большинство паразитов, двуустки зарождаются в животе. Живот — самое популярное место конечного «хозяина», как вы, может быть, заметили. А то! Что ни говори, в нем пища. В данном случае речь идет о коровьем животе.
    Когда инфицированная корова откладывает «коровьи лепешки», как говорят у нас в Техасе, на пастбище вываливается множество яиц ланцетовидной двуустки. Ползет улитка и угощается коровьей лепешкой, любят они этим лакомиться. Яйца двуустки вызревают в животе незадачливой улитки и начинают буравить ее кожу, прокладывая себе путь наружу. К счастью для улитки, у нее есть способ защититься: слизь.
    Слизь на коже улитки смазывает выбирающихся наружу двуусток, и таким образом улитка переживает их исход. Ко времени своего бегства двуустки оказываются заключены в шарики из слизи и неспособны самостоятельно передвигаться. Можете не сомневаться, по улиткам они не скучают.
    Однако двуустки ничего не имеют против такого поворота событий. Более того, они хотят, чтобы их обволакивала слизь. Все это путешествие сквозь улитку для эволюции просто способ вымазать двуустку в слизи. Потому что теперь она готова для своего следующего хозяина — муравья.
    А муравьи любят шарики из слизи. Шарики из слизи — деликатес, даже если внутри каждого несколько сотен двуусток. Поэтому раньше или позже какой-нибудь невезучий муравей наталкивается на шарик из слизи, съедает его и ползет себе дальше с полным брюшком паразитов. Оказавшись внутри муравья, ланцетовидные двуустки быстро организуются и обретают способность установить контроль над разумом своей жертвы. Возможно, вы спросите: «А что, у муравьев есть разум?» Трудно сказать. Однако у них есть крошечные пучки нервов, по сложности нечто среднее между человеческим мозгом и пультом дистанционного управления ТВ. Несколько дюжин двуусток занимают позицию в каждом из нервных пучков и начинают воздействовать на поведение.
    Вот так у муравья с двуустками внутри и возникает религия. Ну, примерно так. Днем он ведет себя нормально. Бегает туда и обратно, разыскивает пищу (возможно, новые шарики из слизи), общается в среде других муравьев. Для них от него по-прежнему исходит здоровый запах, поэтому они не прогоняют его, как поступают с больными.
    Однако когда наступает ночь, муравей делает нечто из ряда вон.
    Уходит от остальных муравьев и лезет вверх по травяной былинке, стараясь забраться как можно выше. И там, под звездами, в полном одиночестве, он ждет. «О чем он думает в это время?» — всегда спрашиваю я себя.
    Может, муравьи вообще не думают. Однако если они думают, может, им являются видения странных созданий, которые вот-вот появятся и унесут их в другой мир, приблизительно как помешанные из «Секретных материалов» ждут в пустыне космический корабль, который увезет их с собой. Или, может, Dicrocoelium dendriticum действительно религия, и муравей думает, что, если проведет достаточно много ночей на былинке травы, к нему придет великое озарение. Почти даос, медитирующий на горе, или монах, постящийся в крошечной келье.
    Мне хочется думать, что в свои последние мгновения муравей счастлив или по крайней мере испытывает облегчение, когда корова сжевывает былинку, на которой он сидит. И я точно знаю, что двуустки счастливы. В конце концов они снова вернулись в коровий живот.
    Рай для паразитов.»
    (с) Скотт Вестерфельд

    Ну и пруф на всякий — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B4%D0%B2%D1%83%D1%83%D1%81%D1%82%D0%BA%D0%B0

    1. Да, известная и довольно жуткая штука.
      Есть еще паразит (не помню подробностей) влияющий на нервную деятельность домовых мышей — запах кошачьей метки для мыши перестает быть пугающим и становится приятным. Зараженная мышь становится легкой добычей для кошки и паразит продолжает цикл уже в ней.

      1. Токсоплазма это. Ей кстати заражено около трети всех людей на планете. Да даже мялярийный комар, с которого все началось тоже паразит — точнее малярия следствие работы паразитов. А благодаря вшам удалось установить что было раньше: курица или яйцо потеря волосяного покрова и изобретение одежды или же изобретение одежды по причине потери волосяного покрова.
        Еще у упомянутого автора довольно любопытная версия происхождения одного из символов медицины — тот который кадуцей. Что мол не кадуцей это вовсе, а отсылка к самой первой хирургической операции в истории человечества.

        1. Да, токсоплазма, конечно.
          Про кадуцей… дай-ка угадаю — речь идет про операцию по вытаскиванию ришты наматыванием на палочку?

          Надо бы, наконец, Вестерфельда прочитать. Давно собираюсь, спасибо.

          1. Угадал, браво!
            Данная конкретная книжка на самом деле так себе, но все четные главы в ней выполнены в виде художественного пересказа энциклопедической статьи про паразитов. Интересных ход, как мне показалось.

  2. Карамора просто хорошо знает, что упадет она небольно, потому что весу никакого, и тогда уже спокойно разберется со своими крыльями и ногами и взлетит, обязательно взлетит. А суетиться в полете — это не ее.

    1. О, точно! Карамора, вот как.

      Хороший подход, но как потешно выглядит процесс!

  3. Вот мне всегда было интересно, откуда взялась устойчивая такая версия, что человек оленью кровососку не устраивает напрочь? Комара, жигалку, слепня устраивает, а эту бестолочь отчего-то нет?

    1. Полагаю, потому, что комары, слепни и прочая пакость только кровь пьет, а кровососка на лосях и оленях размножается. У человека кожа другой системы, в ней особо не разгуляешься.

      1. Хохма в том, что человека эта падла вполне себе жрёт. И язвы от нее потом образуются на загляденье, по году не вылечишь. Единственное, что её в человеке не устраивает — это поведение.Вместо того, чтобы бродить по лесу до весны и разбрасывать по мху и снегу её недокуколок, он её ловит и давит с матюгами.

    2. Комар и слепень не совсем паразиты, в отличие от вши или блох. А вот именно паразиты довольно придирчивы к выбору среды обитания. И идут на совершенно невообразимые ухищрения, чтобы попасть в свой паразитный рай. Например почитайте про жизненный путь скажем трематоды.

Комментарии запрещены.