Интересно, что такого кладут в хумус хитрые евреи, что на него подсаживаешься с первой дозы?


Комментарии:

: 15 комментариев

  1. Ага! Я тут настоящего привезла, израильского, по рекомендации аборигенов — лучшего из покупабельных в магазинах. Щастье. Только он, гад, кончается…

    1. Похоже, я-таки попробую изготовить хумус в домашних условиях, благо знаю теперь, каким он должен быть. Ингредиенты, вроде, все есть…

        1. Впрочем, теперь, после разъяснений Печкина, я трижды подумаю, прежде чем взяться.

  2. О, счастливчик, свободный от этой чудовищной зависимости! Как завидую тебе! Как бы рад я был оказаться на твоем месте! У меня осталось всего полбанки хумуса, и что мне делать, когда они закончатся?

    Это страшно, поверь мне. И если кто предложит тебе попробовать из банки с надписью «хумус» — беги, беги из того дома, ибо, единожды попробовав от нее, не будешь ты знать ни покоя, ни свободы, ни мирских наслаждений — весь мир сузится для тебя до размеров окаянной банки, и только одну радость будешь ты знать — радость употребления этой страшной смеси. Остановись, пока не поздно.

  3. Кушайте, не обляпайтесь.

    Все очень просто.

    Когда мы вышли из Египта, то, как известно, первое время тусовались по пустыне, где было нечего кушать. Продовольственную программу решили регулярно выпадавшие по рабочим дням с неба перепела и ман (в варварской транскрипции — манна). Ман представляет собой такую неопределенную сухую массу с сладковатым вкусом, весьма питательную. По мнению скептиков, это плоды некоего кустарника типа тамариска, водившегося тогда в Синайской пустыне, но это вряд ли так: трудно было бы объяснить тамариску, что нельзя плодоносить в субботу. Ман падал с неба, как, собственно, и сказано в Торе и подтверждено Мудрецами, Благословенна их Память, а с неба в Синае что попало не падает.

    Так вот, если взять этот ман, слегка развести живой и мертвой водой, добавить оливкового масла и поместить в своеобразное подобие ректификационной колонны с правильными вибрациями, то получившаяся смесь расходится на фракции. Наиболее легкие, летучие фракции являются почти чистыми эссенциями Б-жественной благодати и удержанию не подлежат. О них читай в Книге Сияния и некоторых других трудах каббалистов; кое-что известно было и алхимикам-христианам, в частности, Парацельсу и Ньютону. Дальше вниз идут разные вещества, которые в данном исследовании нас не интересуют; а внизу колонны осядут наиболее плотные фракции, пригодные, к примеру, для получения топлива, косметики (экспортируемой под маркой фирмы Иосифа Хлавина, потомка великих раввинов Прованса и Трансильвании, так называемой «грязи» Мертвого Моря) и пластмасс, используемых в Израиле в медицине, радиоэлектронике и космической индустрии. Самые нижние фракции пригодны для замеса строительного раствора (читай труды ранних масонов о Хираме, строителе Храма Соломонова), а на самом дне колонны осядет знаменитый философский камень, который, впрочем, сейчас нас тоже не интересует.

    Пригодные в пищу фракции получаются из середины колонны. Это — в порядке возрастания плотности — ружинкес-мит-мандлэх, тхина, амба, машауша, красный, зеленый, зверский и адский сорта йеменитского зхуга, наполнитель для консервированного гефилте-фиша, активный компонент матбухи и ингредиенты, необходимые для приготовления джахнуна, варничкес, сулхи и фи-ль-савахтанат-Сулейман-ибн-Дауд-мир-с-ними-обоими-букра-букра, он же продается под торговым названием «кмойонез» — широко и не очень известные хайлайты еврейской кухни.

    Посреди всех вышеперечисленных и находится хумус, снискавший заслуженную славу в кулинарии, фармацевтике и оборонной промышленности — мало кому известно, что секрет непобедимости танков «Меркава-3″… а впрочем, молчу, молчу.

    В наши дни из-за грехов избранного народа и общей непростой обстановки ман давно уже не падает с неба. Сейчас основная его добыча в центральном Израиле производится в подвале одной синагоги на окраине Бней-Брака, территория которой по устному соглашению с Бен-Гурионом, тогдашним премьер-министром Израиля, обнесена высоченным забором, и там стоит головная фабрика линии «Цабар».

    Хумусы бывают разные. Лично мне больше всего нравится хумус «Абу-Гош», с кедровыми орешками и разными приправами, о которых я позволяю себе не думать. Впрочем, и простой («тупой», как у нас его называют) иерусалимский неплох, а тот, который с заатаром — так и вовсе неплох. Главное — не нарваться на гойскую подделку. Потомки неблагословенного Исава называют хумусом грубую безвкусную оконную замазку, изготовляемую из перетертого турецкого гороха, совершенно, разумеется, лишенную благодати и чудесных свойств. От этого, с позволения сказать, хумуса, только толстеют и дуреют, и кто попробовал хоть раз настоящего, тот уже ни с чем его не спутает.

    1. Re: Кушайте, не обляпайтесь.

      О! Благодарю.

      Редкостной убедительности и подробности текст.

  4. Кушайте, не обляпайтесь — 2

    Теперь второй вопрос: почему хумус так нравится россиянам? Ответ очень прост, и даже совсем не нов — еще в году девяносто мятом не то девяносто потертом, копая картошку на даче в Сусанино, мы с Брайном и Данилой Ковалевым выяснили, что семиты и славяне — два полюса одного единства, два опорных столпа великого гиперборейско-медитерранского союза, основанного на Земле высшими цивилизациями для противостояния враждебным лазутчикам низших цивилизаций. Иноземным агентам и лицам чуждой национальной ориентации удалось поссорить между собой две составные части и два первоисточника, разрушить великий союз и временно овладеть значительным областями планеты. Но память о былом единстве живет в генофонде, ее так просто не истребишь, и поэтому семиты и славяне подспудно тянутся друг к другу трепетными чувствами, среди которых гастрономическое занимает не последнее место. Именно поэтому, несмотря на все усилия враждебной пропаганды, все больше израильтян устремляется в магазины сети «Тив Таам», ощущая подспудную тягу к водке, пельменям и соленым груздям; и не по какой иной причине ширится и полнится тоненькая поначалу струйка Хумуса в направлении стотысячелетних капищ Морса и Маруси, и остановить это движение мы никому не позволим.

  5. Это красиво излагает. Я — предостерегаю.
    Где — там выше сказано.
    Почем — пару баксов за банку.

Комментарии запрещены.