Архив метки: занимательная ихтиология

Выношу из комментариев.

Натуралиста может также заинтересовать рыба-облёд (ср.: «рыба-меч», «рыба-пила», «рыба-топор»), известная своей способностью вылезать на поверхность замерзших водоемов во время их зимнего промерзания, спасаясь, таким образом, от замора в водоёме. Попадая на поверхность льда, рыба, естественно, обледеневает, от чего и получила свое название.
Интересно, что, находясь на льду, рыба-облёд не издает абсолютно никаких звуков. Отсюда, кстати, происходит известная идиома «молчать, как рыба-облёд».


Спасем вместе символ Петербурга!

Биогеоценоз — штука хитрая.

Взять хотя бы тех же рыбаков. Известно, что в окрестностях Питера, на заливе и Ладоге, ежегодно снимают со льда тысячи, а то и десятки тысяч любителей подледного лова. Известно также, что ежегодное количество оторвавшихся на льдинах, провалившихся под лед и пропавших без вести рыбаков измеряется уже не десятками, а сотнями. Не останавливают их ни штрафы, ни кордоны на дорогах, ни многочисленные смерти своих коллег, а смертность среди них — высочайшая.

Что гонит этих людей на лед? Поиски пропитания? Вряд ли. Себестоимость такой рыбки существенно превосходит стоимость рыбы в магазинах, а затраты на дорогу, на орудия лова и сопутствующие расходы (как же на лед и без водки?) делают эту рыбку поистине золотой. Желание провести отпуск или выходные в теплой компании? Вряд ли. Посмотрите на одиноко сидящих на льду людей — какое тут может быть общение? Нет, дело явно в чем-то другом. Создается впечатление, что рыбаков на лед гонит что-то, что сильнее разума и здравого смысла, некий могучий инстинкт.

Известно, что в последние годы в Ладоге и Финском заливе наблюдается существенный спад вылова корюшки. Рыбка, которая некогда кормила весной весь город, спасшая тысячи ленинградцев в годы блокады, которая является чуть ли не символом города — исчезает. На это жалуются представители рыболовецких фирм, это беспокоит экологов и, конечно, волнует всех горожан, неравнодушных к природе родного края.

Биологи не могут назвать причину падения популяции корюшки. Дело явно не в увеличении количества промышленных стоков (уменьшение вылова произошло в конце девяностых годов, как раз в годы кризиса, остановившего большую часть промышленности Санкт-Петербурга), не в ухудшении экологической обстановки, и не в распространении хищнических способов лова рыбы. Корюшка исчезла в считанные годы. Может быть, что-то случилось с кормовой базой? Давайте подумаем…

Мало кому известно, что корюшка, этот петербургский деликатес — рыбка в высшей степени всеядная. Питается она, большей частью, всякими малоаппетитными продуктами — гниющими водорослями, моллюсками, насекомыми… Многие ихтиологи считают, что самую значительную часть ее рациона составляют мертвая рыба и животные. Но откуда берется огромное количество мертвечины перед нерестом корюшки, зимой, когда на водоемах лежит толстый слой льда? Да-да, ответ прост и страшен. Корюшка питается рыбаками. Именно рыбаки до сих пор обеспечивали кормовую базу, достаточную для благоденствия миллионов голов рыб. До сих пор — но не сейчас, к сожалению.

Падение вылова корюшки в точности, вплоть до года, совпадает с введением МЧСовцами мер по борьбе с зимней рыбалкой, с началом применения вертолетов и судов на воздушной подушке для спасения рыбаков с оторвавшихся льдин, с появлением чудовищных штрафов за выход на лед и прочими малопопулярными мероприятиями. Меры по обеспечению безопасности рыбаков стали пересиливать тот могучий инстинкт, заставлявший этих мужественных людей жертвовать своими жизнями ради спасения столь любимой петербуржцами рыбки. Тонуть рыбаков стало меньше — но и корюшка, лишенная пропитания, стала вымирать.

Мы должны сделать все, чтобы спасти петербургскую корюшку. В первую очередь необходимо прекратить чудовищную, антиэкологическую практику борьбы с зимней рыбалкой на водоемах Санкт-Петербурга и Ленинградской области — немедленно отменить все запреты и штрафы и прекратить антигуманные снятия рыбаков с дрейфуюшего льда. Кроме того, нам нужно всемерно способствовать популяризации подледного лова рыбы, сделать его массовым и любимейшим занятием петербуржцев, от мала до велика — проводить кампании в прессе, устраивать разнообразные конкурсы, соревнования и прочее. Особенно это актуально сейчас, в конце апреля, когда лед на Заливе столь тонок, а нерест корюшки еще не начался. Петербургскую корюшку еще не поздно спасти.

Дмитрий Олейник
Пряжка.Ру