Предложение отправить Канта в Соловки не только не поразило иностранца, но даже привело в восторг.
— Именно, именно, — закричал он, и левый зеленый глаз его, обращенный к Берлиозу, засверкал, — ему там самое место!

Мне этот момент всегда казался довольно смутным. Да, к началу тридцатых годов Соловки приобрели, скажем так, определенную известность в качестве места заключения, но почему в романе говорится именно о Соловках? Почему не «в лагеря», как (совершенно непонятно зачем) прозвучало в фильме? Ирония по поводу того, что в качестве исправительного учреждения использовался бывший монастырь тоже вполне понятна, но сколько монастырей были переоборудовано в те годы под зоны? Почему именно «в Соловки»?

А ответ нашел только сейчас. Перечитав в связи с известным скандалом «Послание к М. Н. Лонгинову о дарвинисме» А.К. Толстого, я наткнулся на следующее:

Ограничивать так смело
Всесторонность божьей власти –
Ведь такое, Миша, дело
Пахнет ересью отчасти!

Ведь подобные примеры
Подавать – неосторожно,
И тебя за скудость веры
В Соловки сослать бы можно!

Вот так вот — «за скудость веры«. Любопытно, фраза Воланда действительно является аллюзией именно на это стихотворение Толстого или это — так, совпадение? А может быть, я вообще открыл Америку и это всем давно известно?


Комментарии:

: 8 комментариев

  1. Я думаю, всё несколько проще: Соловки — это был некий символ. В частности, там выпускалась газета и журнал, которые пользовались популярностью на материке. Это была первая trade mark советской перековки.

    1. А вот насколько оно было известно на Большой Земле — я не знаю. Большинство сведений об этой части истории Соловков у меня из Солженицына, кхе-кхе.

  2. При всей моей нелюбви к этой лексике, в данном случае «аццкий сотона!» напрашивается:) Очень здорово.

Комментарии запрещены.