Покрасил яйца. Особенно удалось зелененькое, как вы считаете?


St. Partick’s Day

Знаете, что такое «ирландские наручники»?

Ты только что отошел от стойки бара с новой порцией, к тебе подбегает барышня, с которой ты пришел, просит взять еще стаканчик для нее и теряется в толпе. Ты берешь еще пинту и идешь искать свою спутницу. С двумя занятыми руками.

Мимо тебя пробегают потрясающие рыжеволосые красавицы в зеленом — с во-от такими сиськами, с во-от такими глазами и с во-от такими губами. Каждая из них тебе радуется, целует тебя в щечку и упархивает обратно в толпу. Всякий раз ты надеешься протянуть за ними шаловливую руку — а обе руки у тебя заняты.

Кто сказал «уронить стакан»?!


По случаю отпуска взял три дня выходных

Нет более мизерабельного существа, чем умный полноприводный автомобиль с отключенным задним приводом (я, по голодранству своему, уже довольно давно не могу заменить блок управления дифференциалом) на глубоком снегу.

— Ой, а тут скользко. У меня правая передняя лапка скользит. Может быть, включим задний привод? Ой, а его нет, как же быть? Может быть, снизим усилие на левой передней? Ой, а так мы вообще никуда не едем, что же делать? Может быть, включим задний привод? Ой, а его нет, как же быть? Может быть, попробуем в зимнем режиме со второй? Ой, а так мы никуда не едем вдвое медленнее. Может быть, включим задний привод? Ой…

В результате шведский автомобиль премиум-класса совершенно позорно завяз в конвульсиях в двух метрах от конца маршрута (и в десяти метрах от наезженной дороги), ага. Конец простой — пришел тягач мимо проезжали два мужика и дернули. Для выхода из ступора шведскому автомобилю премиум-класса оказалось достаточно поверить в себя проехать двадцать сантиметров. И, что самое обидное, мужики-то проезжали мимо на Great Wall.


О последствиях Старого Нового года

Кажется, у было такое выражение — «прекрасный, как новогодний пидорас». Она еще, помнится, объясняла, что у определенного типа пидорасов есть обыкновение под Новый год накраситься поярче, обсыпаться конфетти и блесточками, вложить в штаны и под грудь по паре воздушных шариков и пойти гулять по центральным улицам — приносить радость себе и людям.

Так вот, вчера мои соседи запускали по случаю Старого Нового года фейрверки с блесточками рядом с моей машиной, и сегодня я ездил по городу — прекрасный в точности как новогодний пидорас.

И, похоже, завтра тоже буду так ездить — времени помыть машину не было сегодня и не будет завтра.


О человеколюбии во всех его проявлениях

Как-то вечером мы с брутальным геологом М. (я про него уже рассказывал) решили немножко выпить. Сказано — сделано. Сели в ныне, кажется, почившей арт-рюмочной на Ломоносова (прекрасное было заведение, к слову сказать: бутерброды с икрой, несколько сортов хорошей водки — и только), немножко выпили и собрались к метро.

В какой-то момент я замечаю, что идущая впереди нас девушка оскальзывается (дело было зимой) и собирается падать. В три шага догоняю девушку, поддерживаю под локоток, замечаю, что девушка тоже слегка нетрезва, прошу ее быть осторожнее и собираюсь откланяться — а не тут-то было. Девушка мертвой хваткой впивается мне в руку и объясняет, что ей повезло встретить галантного кавалера, каковые кавалеры встречаются в наши трудные времена крайне редко, и своего шанса она не упустит. Поэтому мы сейчас с ней идем в ближайший бар, выпиваем еще по шотику а потом едем к ней домой, чтобы предаться там разнузданному разврату.

У меня были совершенно другие планы на вечер, о чем я немедленно и сообщаю — но девушка держит меня цепко и сообщает, что в бар можно и не ходить, но поехать к ней домой все равно придется. Брутальный геолог М., видя такое дело, издевательски машет мне рукой издали, откланивается, сволочь такая, и я с барышней остаюсь один на один. Делать нечего, — думаю, — доведу барышню до Садовой, поймаю ей машину а сам как-нибудь вывернусь.

И вот проходим мы с барышней мимо гей-клуба (на Ломоносова, почему-то, их великое множество), а у его дверей стоят два мужика — наружности, скажем так, не вполне соответствующей заведению. Обычные такие мужики, пролетарские. И пьяные в дугу.

— О! — говорит один из них, — извините, мужчина, а можно обратиться к вашей даме?
— Отчего ж нельзя, — отвечаю, — попробуйте.
— Девушка, извините нас, пожалуйста, за странный вопрос, но нет ли у вас случайно, губной помады и, если есть, не одолжите ли нам ее на минуточку?
— ?!!!

Выясняются подробности. Два достойных джентльмена приехали в Питер в командировку из какой-то неближней области — то ли из Тихвина, то ли из Киришей, закончили свои дела и решили хорошо провести остаток дня в культурной столице.

— Ну, сначала мы, конечно, в Эрмитаж сходили (!), на импрессионистов посмотреть(!!), потом в Русский музей (!!!), потом поужинали и решили еще погулять. А тут гей-клуб, прикинь, да? А мы ж в гей-клубе никогда не были, у нас такой пакости нет, слава богу, и надо ж сходить посмотреть, на пидоров-то. А тут на входе мужик стоит и не пускает — не пидоры вы говорит, и все. Мы, понятно, не пидоры, ты чо, но посмотреть-то хочется, и вона чо придумали — надо нам, значит, губы-то накрасить, а с накрашенными губами нас туда точно пустят. Так вот, девушка, нам бы помады немножко…

Девушка охотно соглашается им помочь, предлагает мужикам не только накрасить губы, но и навести полный мейк-ап, лезет в сумочку, отпускает мою руку и я ловко откланиваюсь, в самых изысканных выражениях желая всем троим успехов в предприятии и хорошего вечера.

Чем там у них кончилось — не знаю, но охранник гей-клуба, глядя на это представление, ржал так, что слышно было через двойное стекло.


О памяти места

Узнал сегодня, что в квартире на Фонтанке, у Лештукова моста, в которой прожила всю блокаду семья моей бабушки, на днях открылся сетевой алкомаркет.

О блокаде бабушка рассказывала довольно много, и все ее рассказы были так или иначе привязаны к этому месту — пулеметное гнездо, оборудованное в угловой комнате, и походы за «сладкой землей» (жженый сахар, впитавшийся в землю) на сгоревшие Бадаевские склады, и прорубь на Фонтанке, из которой брали воду для питья и мытья, и смерть ее родителей и сестры (похоронены на Волковом, в братской могиле), и хождение на работу — каждый день от БДТ до Марсова поля и обратно, и много чего еще.

Теперь в этой квартире магазин. И вот странно — и сеть эту я знаю и люблю, и радуюсь за родственников, удачно продавших квартиру, и, главное, понимаю, что в большинстве квартир на первых этажах в центре, в которых сейчас открываются магазины, кафе или салоны красоты, тогда, в блокаду, кто-то жил — и жил так же — а вот поди ж ты…


Зачем-то перечитал на ночь столяровский «Альбом идиота», курю и не могу уснуть.
Потрясающая, все-таки, вещь — одна из двух, вместе с «Вороном», самых любимых моих его книг. Но часто перечитывать не могу — тяжелейшая книга.

Только что пришло в голову, что финал «Альбома» чем-то очень близок к любимейшим, опять же, «Цветам для Элджернона» — но с точностью до наоборот. В «Цветах» распадается личность при неизменном мире, в «Альбоме» — так же стремительно и так же необратимо и жутко рушится мир вокруг личности.


О культуре программирования, контроле версий и тим-билдинге

Кто — как, а мы в этот субботний вечер еще работаем.
— Коллега, извините за поздний звонок. Удобно ли вам разговаривать?
— Да, вполне, коллега. А что случилось?
— Скажите, коллега, а как у вас в последнее время с половой жизнью?
— А вы, коллега, с какой целью интересуетесь?
— Я хочу попросить вас ее разнообразить. Не могли бы вы в понедельник выебать программистов? Или сделать так, чтобы программисты выебли друг друга или, на худой конец, заставить программистов выебать самих себя, потому что в противном случае я ме-едленно спущусь с горы и переебу все стадо, ибо не способен более терпеть то безобразие, которое они творят с ветвями такого-то проекта.


О сложности гендерного взаимодействия в корпоративной среде

Геолог Ш. — человек серьезный и брутальный. Экспедиции, полевая разведка, тайга, тундра — вот это вот всё. Обсуждаем с ним тонкости взаимодействия с разнополым персоналом.
— Да вообще пиздец, — говорит. — Вот была у меня одна инженер. Ей и отдельную палатку предоставь, и отдельную помывочную обеспечь, и специальный режим для тяжелых работ придумай…
— Да вообще пиздец, — отвечаю. — Вот был у меня сотрудник на такой-то позиции, и когда к нему возникали претензии, я говорил, что, мол, хорошо, я сегодня же его за это выебу. И все, что характерно, сочувствовали, и, что характерно, нам обоим. А теперь у меня на этой позиции прекрасная девушка — и как мне быть?…


Вопрос к бросившим или бросающим курить.

Сейчас у меня желание закурить сильнее всего утром, сразу после пробуждения (да, я всегда курил натощак и каждый день начинал с сигареты). Днем и вечером с желанием курить справляюсь довольно легко, но утро без трубки или фломастера у меня начать не получается.
Как вы справлялись с аналогичной проблемой, если таковая у вас возникала?


О пользе точных формулировок в деонтологии

Пошел сегодня к доктору, доктор, душа-человек, сообщил, что вот прямщас выдерет мне два зуба (для начала, ага) и немедленно принялся за дело.
Смачно хрустнул первым корнем, швырнул выдернутое в урну и принялся за второй, приговаривая: «Ах, жалость-то какая, промахнулся. Будут теперь меня за это ругать».

Только через пару минут я сообразил, что это он в урну промахнулся.


Глумление над категорическим императивом

Две вещи меня удивляют в этом мире: почему в небе горят частые звездочки и почему я такой добрый и терпеливый при моей-то тяжелой жизни?


Осень в Царском Селе

Выбрались вчера на традиционное осеннее шуршание листьями в Царском селе.

Я очень люблю романтические акварели начала XIX в. — за удивительное понимание нашего северного неба. Ни до, ни после, кажется, такого неба никто не писал. На этих фото я попытался воспроизвести что-то подобное — и вроде бы, получилось.

Осень в Царском Селе

Осень в Царском Селе

Осень в Царском Селе

Осень в Царском Селе

Осень в Царском Селе
Осень в Царском Селе

По случаю наступления холодов отключали горячую воду на пару дней. Включили. Но кто-то из соседей, похоже, забыл отключить подключенный кривыми руками водонагреватель и горячая вода у нас теперь течет из обоих кранов — судя по всему, ГВС продавливает ХВС по всему стояку.

Интересно, как можно справиться с проблемой помимо написания гневных дадцыбао в лифте и вызова сантехников?


О коварстве телефонной маршрутизации

Звонит телефон. Номер незнакомый.
— Здравствуйте. Могу ли я поговорить с Дмитрием?
— Да, это я, здравствуйте.
— Меня зовут так-то, я из компании (название провайдера), хочу узнать, дошло ли в пятницу коммерческое предложение.
Честно ищу в почте, не нахожу, сообщаю об этом. Интересуюсь, по поводу чего было предложение.
— По поводу подключения объекта на Академика Павлова, семь.
Я слегка теряюсь. Одно из наших подразделений действительно базируется на Академика Павлова (номер дома я постоянно забываю), но никаких новых подключений там, вроде бы, не планируется. Предполагаю какую-то самодеятельность рекламщиков или еще кого, предлагаю еще раз переслать предложение, но в начале рассказать, в чем оно заключается.
— Предложение касается подключения по оптике вашего объекта на телебашне (sic!). Мы выслали вам различные…
Я малость охуеваю и спрашиваю, какую компанию они планируют подключать.
— ООО «Понятия-Не-Имею».
Я еще малость охуеваю и спрашиваю, с каким именно Дмитрием он пытается поговорить
— С Дмитрием Ивановым (фамилия изменена).
Объясняю менеджеру, что я Дмитрий, но вовсе не Иванов, к ООО «Понятия-Не-Имею» не имею ни малейшего отношения, прощаюсь с менеджером и связываюсь с нашим коллегой, таки Дмитрием Ивановым, с просьбой разъяснить ситуацию.

Выясняется следующее.
Коллега Дмитрий действительно подхалтуривает на ООО «Понятия-Не-Имею» и действительно вел переговоры о подключении объекта на телебашне с этим провайдером. Звонил с городского ip-телефона. Звонок ушел в город с той линии, входящие с которой переводятся на мой мобильный. У контрагента высветился этот телефон и контрагент, РАЗУМЕЕТСЯ, на него перезвонил.

Занятно получилось.


Юниксоиду на заметку

$ alias fuck='sudo $(history -p \!\!)' 
$ service postgresql reload
[....] Reloading PostgreSQL 9.1 database server: main[....] Error: You must run program as the cluster owner (postgres) ... failed!
$ fuck
[sudo] password for dao:
[ ok ] Reloading PostgreSQL 9.1 database server: main.

утащено у silpol


О петербургских традициях и радикальных решениях

Стоял в центре Петербурга дом — дом как дом, каких много. Модерн, начало двадцатого века, квартиры по десять комнат (теперь, понятно, коммунальные). Парадный подъезд — для публики почище и черный — чтоб прислуга ходила, дрова вносились, мусор выносился, все вот это вот.

После революции, понятно, публика почище куда-то делась, а остальные (включая и вновь вселившихся жильцов) по-прежнему выходили на улицу через парадную лестницу, а всякий мусор носили по черной — как ни старайся, а из мусорного ведра что-нибудь да упадет незамеченным, получится нехорошо. Ну, котики там жили, ясное дело, крыски — не без этого. Говорят, ходили еще старьевщики — но их я уже не застал. Но черную лестницу мыли каждый день, возле своих площадок — жильцы, а ступени — дворник.

И вот в середине девяностых вселился на черную лестницу бомжик. И вольготно так вселился — на площадке второго этажа огранизовал себе столовую, на третьем — спаленку, а на первом этаже, извините, клозет себе обустроил — живой человек все-таки, надо же ему где-то.

Жильцы такому соседству, понятно, не обрадовались и стали жаловаться — мол, антисанитарно. Пришел участковый, выставил бомжика на улицу, развернул в соответствующем направлении, придал соответствующее ускорение и отбыл. Бомжик, понятно, потирая ушибленное, подождал малость и опять вселился — пары часов не прошло. На следующий день пришел участковый — и все повторилось. И через день. И через неделю. Участковому это, понятно, надоело и решили они с ЖЭКом решить проблему радикально. Пришел из ЖЭКа плотник и заколотил к херам дверь на лестницу черного хода.

Теперь, стало быть, через парадную лестницу стали не только в театры ездить, а и мусор выносить всякий. А мусор — он нет-нет, да и упадет на ступеньку, а дворник-то не каждый день приходит, сами понимаете. А если на лестнице по углам мусор лежит — то кому-то из несознательных жильцов в те же углы и сам мусорный пакет вывалить незазорно — все равно ж говно кругом, правда? Оттого, понятно, крыски. От крысок, опять же, котики, блошки и прочие микробы. Ну и запах, понятно. А чужой человек с улицы зайдет — так и нужду справит (из жильцов, может, кто тоже участвует, но лично не видел, врать не буду).

А бомжик? А ему что — через соседний подъезд на чердак, с чердака — на черную лестницу. И теперь у него на третьем этаже — спаленка, на четвертом — библиотека, на пятом — гостиная, а на шестом — прихожая. А на первом и втором этаже — клозет. Живой человек все-таки, надо же ему где-то.


Ископаемый снежный человек

Quantum Bigfoot. Пятидюймовый жесткий диск (рядом, для сравнения — ноутбучный на 2.5″), 1.2G, IDE, made in Japan.

Куплен в 1996-м, уже бэушным, долгое время проработал в фидошной станции, затем в десктопе, с 2002 года лежал на полке. Только что подключил, проверил — жив. Все данные целы.

Умели делать в старину.


О гомеопатии и прочем

Как-то меня мой котик сильно обидел за руку. А котики, как известно, зубов не чистят и когтей не стригут — и руку через положенное время раздуло самым гадким образом. И пошел я по страховой к ближайшему хирургу, и ближайший хирург оказался в гомеопатической поликлинике (не спрашивайте, что он там делал). И осмотрел меня хирург, и выписал кучу всяких антибиотиков вовнутрь и вовне, и под конец, последний рецепт выписывая, спрашивает меня:
— А в гомеопатию вы верите?
— Да, гм, как вам сказать, доктор. Скорее нет, чем да.
— Вы знаете, я вам все-таки сейчас еще вот этот хренококциннум выпишу. Помочь он — не поможет, а помешать — не помешает.

Тут должна была бы быть мораль, но вы уж сами, пожалуйста.


О профессиональном восприятии информации

Присылаю Л. ссылку на фото — просто ссылку, без комментария.
— Это кто, РУРК?! Не может быть. Никогда бы его не узнала.

Профессионализм не пропьешь — настоящий редактор узнает ньюсмейкера по новостному поводу.


архивы, фотографии, размышлизмы