О космических полетах и материальности мысли

Любому здравомыслящему человеку известно, что мысль материальна и первична. В древние времена, когда все человечество твердо знало, что Земля плоская и покоится на спинах четырех слонов, кругосветные путешествия были в принципе невозможны — мореплаватель упал бы за край земли вместе с кораблем. Даже после открытий Аристотеля и Птолемея понадобились века, чтобы основная масса людей поверила в них, и только после этого Земля приобрела привычную нам шарообразную форму, Колумб совершил плавание к Новому Свету, а Магеллан обогнул земной шар.

Ту же картину мы увидим, если посмотрим на историю воздухоплавания и космических полетов. В Российской империи, многомиллионное население которой было твердо уверено, что за облаками живут Бог и его ангелы, сама идея космического полета была абсурдна и кощунственна — и в голову она могла прийти только безбожнику и цареубийце (такому, скажем, как Кибальчич).

После октябрьского переворота, убийств священников и разрушений церквей вера русского народа пошатнулась. Пропаганда атеизма привела к утрате народом знаний о привычном мироустройстве, и только после этого стали правдоподобны теории Циолковского и опыты Цандера. Но до космического полета было еще далеко — инерция мышления народных масс мешала осуществить его на практике.

Понадобились десятилетия, чтобы родились и выросли новые поколения советских людей — людей, которые твердо знали, что Земля шарообразна и обращается вокруг солнца, ньютоновская физика непогрешима, а Бога — нет. И только тогда стали возможны и осуществимы запуск первого искусственного спутника Земли, полеты несчастных Лайки, Белки и Стрелки и, наконец, полет Гагарина. Советский Союз как первое в мире атеистическое государство был просто обречен на успех в космическом соревновании пятидесятых-шестидесятых годов.

Наступила вторая половина шестидесятых годов — эпоха хрущевской оттепели. Modus vivendi cоветского интеллигента конца шестидесятых-начала семидесятых годов подразумевал неприятие общепринятой идеологии, и все мы помним, как в то время под лозунгами "возвращения к корням" и "народничества" начался обратный процесс — сначала как мода на иконы в доме и писателей-деревенщиков, а потом и на православие вообще. Замечу, что речь идет о лучших умах того времени — физиках, инженерах и конструкторах. Результат не замедлил сказаться — советская лунная программа потерпела крах, "Лунная Гонка" была выиграна Соединенными Штатами, а Советский Союз на долгие годы оставил за собой второе место среди космических держав.

Что же мы видим сегодня? Возрожденное православие уже больше двадцати лет владеет умами россиян, соборы и церкви возвращены священникам, построены новые храмы, Закон Божий активно преподается в школах (а с некоторого времени — и в ВУЗах). Церковные праздники стали общенародными. За это время выросло и возмужало первое поколение, свободное от атеизма, да и предыдущие поколения граждан России все охотнее воцерковляются. Вместе с этим, качество светского образования неуклонно снижается. Все меньше наших сограждан верят, что земля круглая.

Стоит ли удивляться, что "Протон" при очередном запуске налетел на небесную твердь?

Дмитрий Олейник, © Пряжка.Ру


Комментарии:

О космических полетах и материальности мысли: 15 комментариев

    1. Неизящно, лежит на поверхности. :)
      Хотя одно объяснение совершенно не исключает другого.

      1. вообще это тема для кандидатской, о взаимовлиянии самоорганизующихся систем. прибыло энергии мысли в одну систему — она начала защищаться от второй. но перелом произойдет с падением мавзолея, который отвлекает на себя слишком много ресурсов

      1. Ну, почему-то к сегодняшней аварии Протона все бросились постить фото освящения Союза. Вот мне и интересно, при чём тут Союз.

        1. А! Виноват, недостаточно внимательно подошел к вопросу подбора иллюстративного материала. :)

  1. Дмитрий, вы забыли учесть тот немаловажный факт, что именно сегодня вступил в силу закон, запрещающий оскорблять чувства верующих. И именно поэтому, «Протон», как законопослушная ракета, дабы не оскорблять эти самые чувства, дисциплинированно убился об стену налетел на земную твердь.

    1. Дмитрий, вы забыли учесть тот немаловажный факт, что именно сегодня вступил в силу закон.

      Нет. Не забыл. И Вас с праздничком.

      1. Спасибо, спасибо. Вестей бы с Пряжки побольше. А вот таких праздников — поменьше. Но увы, одно без другого похоже никак.

        1. Коли пан маэ час и маэ натхнення — пан пишет. А коли нет — то нет.

Комментарии запрещены.