об уверенности в завтрашнем дне

Осматривает меня доктор. Доктор очень флегматичный, очень пожилой и похожий на мудрую черепаху. Смотрит на меня со всех сторон, пишет в книжечку, задает разные вопросы, пишет, тыкает меня в разные места морщинистым пальцем, задумчиво кивает и снова пишет. К концу беседы как-то случайно выясняется, что пишет он направление на госпитализацию.
— Доктор, — спрашиваю я, одеваясь, — скажите, ведь я не умру?
— Как это не умрете?! Умрете, конечно.
— Упс.
— Но, думаю… (и смотрит задумчиво куда-то в угол) …думаю, вы умрете не прямо сейчас. Лет, полагаю, сто вы еще поживете. А как эти сто лет будут подходить к концу — вы зайдите ко мне на осмотр — сюда, в этот кабинет. Я на вас посмотрю и, вероятно, разрешу вам пожить еще немного.


Комментарии:

об уверенности в завтрашнем дне: 15 комментариев

  1. Вспомнился визит к врачу из Валентинова:

    Я очутился в комнате, где меня первым делом приветствовал улыбающийся скелет, греющий свои кости у окна. Другой скелет, правда, обтянутый кожей и одетый в черный костюм, сидел за невысоким столом, заваленным бумагами и человеческими костями. Увидев меня, скелет в черном встал. Я не удивился, если бы последовало радостное замечание о вовремя прибывшем обеде, но вместо этого услыхал негромкий, слегка дребезжащий голос:
    – Вы га-асподин Люса-ан? Пра-аходите, па-ажалуйста. Здесь кушетка, присаживайтесь…
    Мы познакомились. Скелет в черном оказался доктором д’Аллоном («д’Алла-ан, ма-ая фамилия, ма-ала-а-дой чела-авек»), а скелет у окна – обычным учебным пособием для студентов.
    – Мадемуазель де Та-ама меня предупредила, – доктор д’Аллон вздохнул и стал не торопясь водружать очки на худой длинный нос. – Итак, сударь, у ва-ас все признаки тяжела-ай ка-антузии – обма-ароки, неадекватная реакция…
    – Вскрывать будете? – не выдержал я.
    Последовал тяжелый вздох, маленькие глазки оценивающе смерили меня с ног до головы.
    – Па-ака ва-аздержимся, ма-ала-адой человек, а-аднако в дальнейшем… Снимите, па-ажалуйста, плащ…

          1. Да ладно.
            Не гениальная вещь, но увлекательная вполне.
            Ты просто этого (Историю Великой Революции) в школе не учил до дурости у хреновых учителей. Слава Богу, я хоть забыл как у них месяцы назывались. А то от зубов же отскакивало. Зачёты, блин.
            И Гюго ты не имел (то есть наоборот, ВиктОр тебя не имел) по полгода на книжку.
            Я например Гюго по-русски вообще не читал. Не мог. Не поверишь, и Собора.. тоже; кроме того, что из ларьков неслось не слышал.
            Я бы вообще не против был бы, если бы историю конца XIX — начала XX веков дети в школе изучали по Чхартишвили. Увлекательно же. И хрен с ними, с ляпами, зато читали бы. Так и тут: в Валентинове я люблю сходную с моей платоническую (у меня, понятно, не у Валентинова) любовь ко конспироложеству и великолепный талант исторического популяризатора. Я, честно говоря, от Валентинова про бардак 91-ого года узнал много больше, чем сам, принимая в том бардаке участие. ;)
            Ту же историю греческой античности по Валентинову «учить» — святое дело. Меньше трояка не получишь в любом случае, если хоть немного память есть.
            Другое дело, что читать его без знаний предмета малоинтересно. Я вот тут сегодня дочитал четвёртую книжку Ффорде про следующую Четверг. Тут как у Валентинова: либо читаешь без удовольствия, но сдаёшь не на два, либо сначала учишь, а потом тащищься. Правильный в общем-то подход. Мне нравится. ;)
            Кстати, никто не знает юзер-скрипта, который бы под каждое тся/ться подгладывал бы автомагическим образом хреф «http://tsya.ru/»? ;)))

    1. А вот ты переплюнь немедленно, или я тебе расскажу, какой именно это врач. ;)

  2. — Доктор, я съел пиццу вместе с упаковкой. Я умру?!
    — Ну… Все когда-нибудь умрут…
    — ВСЕ умрут? Боже, что я наделал?

  3. Это странно. Или ты такой умный, или просто я не похож на старую черепаху. только я так отвечаю почти всем пациентам, и почти все обижаются. До того порой, что пришлось в последнее время сменить формулировку ответа на «все умрем»

Комментарии запрещены.